Мінск, вул. Кісялёва, 12-2н, пам. 29
Стаць сябрам Меню Зарэзерваваць зал

Ксения Луцкина: «Нам всегда хочется что-то изменить к лучшему, а не тонуть в стабильности»

История экс-сотрудницы Белтелерадиокомпании и политзаключённой журналистки, которой грозит до 12 лет колонии.

«Гэта чалавек — верны сваім прынцыпам» 

Ольга Семашко, подруга Ксении 

Калі з’явілася інфармацыя, што Ксенія адмовілася пісаць хадайніцтва на імя Лукашэнкі, я так і падумала: у гэтым уся Луцкіна. Гэта чалавек — верны сваім прынцыпам. Калі яна штосьці задумала, то абавязкова гэта да канца давядзе, чаго б сітуацыя ні каштавала. Гэта чалавек, які меў процьму ідэй, не сумаваў сам і не даваў іншым. І добра, што выхад для творчай энергіі і фантазіі давала журналісцкая праца.


Ксения Луцкина. Фото: страница Ксении в Facebook

Пазнаёміліся мы даўно, яшчэ ў часы студэнцтва. Ксенія арганізоўвала для нас выезд на фестываль гістарычнай рэканструкцыі ў Польшчу. Яна ўзяла на сябе ўсю адміністрацыйную работу, перамовы, дакументы, наша размяшчэнне, харчаванне. Заўсёды прыемна, калі ў камандзе ёсць чалавек, які адказна падыходзіць да сваіх абавязкаў і яшчэ можа ў патрэбны момант «пастроіць» асабліва непаслухмяных.   

Пасля мы з мужам высветлілі, што яна – сястра нашай добрай знаёмай, і з таго часу мы сталі больш сустракацца і перапісвацца.Нярэдка выпадкова сустракаліся і на Макаёнка, 9 [адрас Белтэлерадыёкампаніі]. Калі на тэлебачанні пачаўся «варушняк» пасля выбараў, мы з Ксеніяй стэлефаноўваліся і спісваліся. Калі стала зразумела, што актыўную грамадзянскую і журналісцкую пазіцыю ўлады не даруюць нікому, мы спрабавалі пераканаць яе забраць сына і з’ехаць за мяжу. У тым ліку і з-за яе хваробы, пра якую мы ведалі ад самага пачатку. 

Арышт Ксеніі, хоць гэта і было пытаннем часу, стаў для нас шокам, а яшчэ большым шокам тое, што яе не вызвалілі, калі на волю выйшлі іншыя супрацоўнікі Прэс-клуба. Шчыра скажу, я чакала да апошняга. Я разумею, што ніводзін мой ліст да Ксеніі не дайшоў, як і да іншых журналістаў, якім я пісала за краты. Таму адзінае, што застаецца, гэта падтрымліваць і яе, і сям’ю даступнымі нам сродкамі — расказваць пра Ксенію на самых розных узроўнях, запісываць інтэрв’ю з роднымі, даваць гэтыя расказы ў эфір, стаяць з яе партрэтам на акцыях салідарнасці і нагадваць, што Ксенія Луцкіна зараз знаходзіцца ў турме за сваю прафесійную дзейнасць.

«Новое обвинение дочь восприняла очень тяжело» 

Олег Луцкин, отец Ксении 

(информация взята из интервью блогу «Отражение» от 18.09.2021 и «Нашай Ніве» от 04.02.2021)


Фото: страница Ксении Луцкиной в Facebook

Ксения участвовала постоянно в олимпиадах по истории, начиная с 8-9 класса, занимала призовые места. Соответственно, сформировалось желание пойти учиться в БГУ на исторический факультет. Университет дочь окончила с отличием. Она очень начитанный человек. По библиотекам постоянно ходила, сидела в архивах. Больше всего ее интересовала история родного края. У неё были мысли защитить кандидатскую диссертацию по теме Великой Отечественной войны, но поскольку она была сильно загружена работой на БТ, на это не хватило времени.

Особенно её увлекал XX век. За время работы она сняла более 20 фильмов. Самый первый из них – «История одного города» – был о Минске. Я ходил в Дом кино на его презентацию и очень гордился, и сейчас горжусь, дочкой.

Ксения снимала и про войну, и про Чернобыль. За три года они с командой объехали всю страну и подготовили около 140 серий «Terra incognita. Беларусь неизвестная», где рассказывали про неизведанные места.


Фото: страница Ксении Луцкиной в Facebook

В 2012 году её прооперировали — удалили одну из двух опухолей, что выявили на головном мозге. Вторую, чтобы не задеть жизненно важные органы, не трогали. После этого раз в год она обязательно делала МРТ, ходила на консультации к нейрохирургу и неврологу. До задержания ситуации была стабильной. В мае и июле, когда Ксению возили на томографию уже из СИЗО, исследование показало: опухоль начала увеличиваться. 

В тюрьме заболевание обострилось, у неё не проходят головные боли, но держится она бодро. 

Новое обвинение дочь восприняла очень тяжело. Писала: «Думала [уже] выйду, даже вещи собрала, но чуда не произошло». 

Ксении дважды предлагали написать прошение о помиловании, но за что ей извиняться? Ни к Пресс-клубу, ни к неуплате налогов она не имела никакого отношения. Она писала: «Я готова сделать всё, чтобы воссоединиться с семьёй. Душа разорвана на тысячи кусков. С 1 июля я пережила ад, абсолютный, внутренний. Но пытаюсь как-то склеивать [душу] потиху».

«Она романтик и очень светлый человек» 

Наталья Абрашина-Жадаева, профессор, знакомая Ксении Луцкиной


Фото: страница Ксении Луцкиной в Facebook

Я знаю Ксению как удивительно честного, бескорыстного человека. Она принадлежит к той части молодёжи, которая верит в справедливость и законность. Она романтик и очень светлый человек. 

Ксения – прекрасный рассказчик, а я умею слушать и комментировать. Нас познакомил случай, и это было на удивление приятное знакомство с эрудированной, образованной молодой женщиной. Процитирую письмо Ксении, которое я от неё получила:

«Своей верой в меня вы тоже что-то вложили. Причём, что-то очень важное, то, что невозможно подсчитать, но можно сберечь внутри и потом поделиться этим сбережением человеческого добра и веры с другими.

Я продолжаю быть там, где я есть. Ничего пока в моей жизни не меняется, всё очень стабильно. Моё внутреннее состояние тоже стабильно и миролюбиво. Я, как и прежде, верю в лучшее, но обеими ногами стою в реальности. Всё прекрасно понимаю, но надежды не теряю. Просто не имею права терять её, как и все мы.

Много думала про свой идеализм. Но с другой стороны на идеалистах мир держится. Нам всегда хочется что-то изменить к лучшему, а не тонуть в стабильности. Мы вечно бежим вперёд, порой не замечая глубоких ям, в которые можно угодить. Вот в такой яме я и оказалась. Надо выбираться!»

Адрес для писем

СИЗО-1, 220030, Минск, ул. Володарского, 2

Луцкина Ксения Олеговна

 


До августа 2020 года Ксения Луцкина работала в Белтелерадиокомпании, где в основном снимала документальные исторические фильмы. После президентских выборов она присоединилась к забастовке сотрудников холдинга, а затем уволилась с позиции корреспондента телеканала «Беларусь 2».

После этого Ксения присоединилась к Координационному совету, где отвечала за связи с прессой, а также планировала развивать свой Youtube-проект. Ксению задержали 22 декабря 2020 недалеко от ЦУМа, куда она вышла за покупками. 

Изначально журналистка проходила по «делу Пресс-клуба», её обвиняли в неуплате налогов. Однако после закрытия этого дела на Ксению завели новое, о котором долгое время ничего не было известно. Есть сведения, что она отказалась писать прошение о помиловании на имя Лукашенко. 

Сейчас она находится в СИЗО-1 в Минске. В заключении у Ксении обострились проблемы со здоровьем. У неё опухоль головного мозга, которая снова начала расти, женщине приходится постоянно принимать обезболивающие препараты. 

7 июля 2022 года уголовное дело политзаключённой журналистки передали в суд.  Ксению обвиняют в «сговоре с целью захвата власти неконституционным путём». Генпрокуратура утверждает, что она причастна к созданию «общественного беларусского интерактивного телевидения, целью которого является сокрытие и искажение реальных фактов, эскалация протестной активности, стимулирование раскола в беларусском обществе, формирование негативного мнения людей о деятельности государственных органов». 

Журналистке грозит от 8 до 12 лет колонии.

Пресс-клуб

При перепечатке обязательна активная ссылка на страницу-оригинал публикации

Фото на главной: Сергей Щипцов / Facebook Ксении Луцкиной

 

Партнёры прэс-клуба