Мінск, вул. Кісялёва, 12-2н, пам. 29
Стаць сябрам Меню Зарэзерваваць зал

Не бояться запрещать российские источники. Поговорили о дезинформации во время войны

Дискуссия о дезинформации во время войны состоялась в рамках медиаконференции Beyond the Front Pages – Solidarity and Reporting in Times of War.

  

Конференция организована n-ost, Lviv Media Forum, Press Club Belarus.

Участники:

  • Павлюк Быковский – Media IQ, Belarus;
  • Галина Петренко – Detector Media, Ukraine;
  • Эллиот Шорт (Elliot Short) – Zinc Network, UK;
  • Адам Лелонек (Adam Lelonek) – International Republican Institute, Brussels.

 

Модератором выступил Роман Шутов – International Media Support / Zinc Network Ukraine.

Пресс-клуб Беларусь перевёл и записал для вас самое важное.

Роман Шутов:

– Вчера (15 ноября 2022 года), когда в Польше упали ракеты, что стали делать мои коллеги, чего раньше бы не было? Они начали смотреть, что пишут анонимные российские телеграм-каналы. Как же извратила пропаганда сегодня работу журналиста! Инфополе так замусорено, отравлено пропагандой и дезинформацией, в нём появляются дикие, химерные смыслы... Наступил момент осмотреться и увидеть – а как изменился этот «мусор» вокруг нас? И что нам делать, чтобы его стало меньше?

Павлюк Быковский:

– Если сравнивать беларусскую пропаганду с тем, что было с 2014 года, то можно заметить, что до войны пропагандистская машина старалась быть союзнической для России, однако на Украину она не нападала. Затем начались изменения: «в Киеве – хунта», «украинцы – фашисты». Появились нарративы против украинского народа и государства как самостоятельного.

Концепция информационной безопасности предусматривает нейтралитет, то есть медиа не должны вмешиваться в чужие конфликты. Но сейчас мы фиксируем такое вмешательство и отказ от информационного суверенитета. Интересно, как это происходило. Мы отследили это по работе телеграм-каналов госмедиа. Если ещё ночью [с 23 на 24 февраля 2022 года] беларусские сотрудники (в частности, БелТА) использовали украинские источники, возможно, работая по прежним установкам, то уже утром 24 февраля это закончилось. Скорее всего было получено указание не использовать украинские источники.


Павлюк Быковский. Фото: Пресс-клуб Беларусь

Изменилась пропагандистская тактика. Сначала Лукашенко и, соответственно, беларусские госмедиа, думали, что всё завершится быстро, говорили про беженцев, взрывы на Донбассе и не знали про атаку на Киев.

Затем начали говорить про «хороших беженцев», которые бегут в Россию или Беларусь, и про «плохих беженцев», которые убегают в Европу. СМИ должны были убеждать аудиторию, что Беларусь нейтральна (хотя с её территории и летят ракеты), что Беларусь готова быть площадкой переговоров, что Беларусь – мирная страна.

Нарратив «мы мирная страна» усиливается, но без конкретики. Лукашенко сопротивляется вводу беларусских войск в Украину, и госпропаганда ему помогает в этом. Теперь беларусская пропаганда поддерживает российскую, но как бы со стороны, вроде как мы вмешаны в войну, но не участвуем.

Можно отметить синхронизацию беларусской пропаганды с российской – но нет полного совпадения. Потому что есть свои интересы.

Для неё важен антизападный вектор: «Европа замерзает», «в Европе продовольственный дефицит». Картинка на ТВ, где в магазинах duty free продаются соль и гречка, даёт эффект, ведь мы после Советского союза ещё помним дефициты и верим в них. Также пропаганда поддерживает нарратив «нет самостоятельной Украины и Европы, а есть какой-то североатлантический обком, который всем управляет». Похожее было во время пандемии, когда Лукашенко выступал антиваксером, а пропаганда убеждала, что «вокруг кукловоды, а вот Лукашенко – суверен».

Беларусы не считают войну оправданной и не хотят воевать. К слову, российская пропаганда тут не справилась: беларусы не изменили своего мнения, об этом говорят результаты социологических исследований. Демонизация Украины – подача войны как «войны с сатанизмом», на нерациональном уровне – не работает. У беларусов есть контакт с Украиной и с независимыми беларусскими медиа, и есть здравый ум, чтобы не поддаваться российской пропаганде.

Галина Петренко:

– В Украине с началом войны наши медиа стали вещать в режиме единого телемарафона. Медиа вместе создают один контент и крутят его по всем каналам. Так как показывают везде то же самое, то украинцы пошли искать альтернативу, и они пошли в телеграм-каналы. Телеграм стал популярен, а Россия с ним и работает.

Мы провели социологическое исследование в мае 2022 года и получили драматичные данные: сейчас интернет как источник новостей для украинцев стал первым номером. И среди всех каналов именно телеграм на первом месте по потреблению новостей. Раньше он забирал 12-15% аудитории...

В топ-100 телеграм-каналов такая картина: 77 из них – анонимные, 37– прикидываются, что они медиа (но это не так), а 10 – пророссийские, которые управляются из России и распространяют российскую дезинформацию.


Галина Петренко. Фото: Пресс-клуб Беларусь

С 24 февраля появились гиперлокальные телеграм-каналы в конкретных населённых пунктах (которые были оккупированы), и там две категории каналов: от оккупационных властей (с информацией про воду и бытовые вопросы плюс российская повестка) и чисто пропагандистские российские каналы.

Вчера в российских источниках появилось много конспирологических теорий, мол, поляки сами себя обстреляли. Вбрасывается сразу много всяких гипотез, чтобы в них аудитория запуталась и утонула. И это похоже на то, что происходило с реакцией на события в Буче, мол, это было придумано, чтобы сорвать стамбульские переговоры.

Как украинцы воспринимают российскую пропаганду? Для украинцев само слово «пропаганда» не звучит негативно (есть аналогия с пропагандой ЗОЖ, например), и они способны отличать и российскую, и украинскую пропаганду. Фокус-группы отмечают, что если украинская пропаганда человечная, то российская – «людажэрская».

В Украине всегда российская пропаганда двигалась от востока. Сейчас, конечно, произошло внутреннее перемещение людей с востока на запад и юг страны. Но что показывает медиапотребление – это то, что украинцы не хотят смотреть российский контент, украинцы хотят смотреть программы на украинском, хотят украинский контент.

Эллиот Шорт:

– Ключевые нарративы российской пропаганды в разных странах: «Украина проигрывает, Россия обязательно победит», «санкции неэффективны, от них Россия ещё сильнее», «Запад виноват, НАТО хочет всё контролировать», появляются также конспиративные теории.

Кроме того, «российские меньшинства преследуются в Латвии, Литве, Эстонии и Грузии», «Украина помирает за Запад», «война распространится и на другие страны», а также всё, что связано с токсичным национализмом.


Эллиот Шорт. Фото: Пресс-клуб Беларусь

Эксплуатируется страх катастрофы, используются токсичные нарративы: «скинут ядерную бомбу», «будут бомбить атомную станцию», «за проигрышем россиян обязательно последует катастрофа».

Адам Лелонек:

– Мы видим, как российская дезинформация работает в Европе. Мы исследуем три основных нарратива: о беженцах, о санкциях и об энергетической безопасности. На сайте нашего проекта Beacon Project вы можете ознакомиться с последними данными.

В разных странах есть разная чувствительность к российской дезинформации. Россия использует свой МИД и посольства для того, чтобы усиливать пропаганду. Например, у российского посольства в Польше нет страницы в Фейсбуке на польском языке, потому что это никто не будет читать. Другая ситуация на Балканах. Большое внимание уделяется группе нарративов: «война должна закончиться», «Европа платит за войну большую цену». Зима приближается – активизируется атака на все решения по диверсификации энергии.


Адам Лелонек. Фото: Пресс-клуб Беларусь

Как противостоять пропаганде? Просвещение всегда приносит успех. Дезинформация и хейтспич имеет много измерений, так как мы можем по-разному влиять на разных людей. Пропаганда всегда направлена на конкретных людей, это когнитивный уровень. Надо отвечать на угрозы: мониторить, измерять, бороться с дезинформацией.

Очень важно доверие к государству, как это происходит в Финляндии, Швеции. Надо соединять усилия государства и гражданского общества в части просвещения, но так, чтобы государство не могло блокировать работу по борьбе с дезинформацией.

Галина Петренко:

– Как противостоять пропаганде? Локально – просто отказ от российского контента. Создавать больше контента на украинском, в удобном формате, чтобы можно было потреблять на ходу и в условиях частых отключений энергии.

В разных странах – не бояться запрещать российские источники.


Фото: Пресс-клуб Беларусь

Не забывать, какую роль отыграла во всём российская пропаганда, как она обесчеловечивает украинцев. И очень важно довести дело до международного трибунала. И засудить в том числе российских пропагандистов. Юристы ищут формулировки, но главное, чтобы такое наказание произошло.

Роман Шутов:

– Трибунал должен состояться. Те люди, которые создали инфополе, которое оправдывает войну и убийства людей, должны понести наказание. Если этого не будет, продолжатся призывы к убийствам. Зло должно быть документировано и наказано.

Подготовлено Пресс-клубом Беларусь


Условия перепечатки

Мы разрешаем полное или частичное перепечатывание наших материалов. 

Активная прямая гиперссылка на страницу-оригинал публикации обязательна. Эта ссылка должна размещаться в начале перепечатанного материала, в лиде или в первом абзаце. 

При перепечатке, полной или частичной, запрещены любые изменения текстов, заголовков, фотографий (если они авторские). 

Партнёры прэс-клуба