Мінск, вул. Кісялёва, 12-2н, пам. 29
Стаць сябрам Меню Зарэзерваваць зал

Уход холдинга Ахметова – потеря для инфопространства военного времени. Медиа в Украине. Часть 1

Начинаем серию материалов о том, что происходит в медийном пространстве Украины в период войны. 

 

Ситуацию с закрытием крупного  медиахолдинга и увольнением тысяч сотрудников комментирует главный редактор «Детектор медіа», глава Независимой медийной рады, исследователь медиа Отар Довженко


Коротко про уход медиагруппы украинского олигарха Рината Ахметова

Национальный совет по телевидению и радиовещанию Украины аннулировал лицензии 14 компаний и двух провайдеров «Медиа Группы Украина», принадлежащих украинскому бизнесмену Ринату Ахметову. «Медиа Группа Украина» откажется в пользу государства от всех эфирных и спутниковых телевизионных лицензий каналов и лицензий печатных медиа в Украине, а также прекратит деятельность онлайн-медиа группы. Решение продиктовано вступающим в силу антиолигархическим законом. Медиахолдинг «Медиа Группа Украина» объединяет каналы «Украина», «Украина 24», «Футбол 1/2/3», НЛО.TV, мультимедийную платформу «Сегодня», «Новостную Группу Украина» и др.

Подробности можно узнать в материале «Детектор медіa».



Отар Довженко. Фото: Виталий Грабар

«Холдинг Ахметова обеспечивал хоть частичный плюрализм»

Говорить о медиарынке Украины можно только в прошедшем времени: после 24 февраля всё рассыпалось, прекратились измерения телесмотрения, большинство телеканалов показывает общий марафон, поэтому долю никто не знает и она в целом не слишком важна. 

До большой войны доля телегруппы Ахметова на рынке была 10—15%. 

Флагманский канал «Украина» был самым популярным среди старшей аудитории благодаря сериалам, похожим на российские, – короче говоря, канал для пенсионеров. 

В последние годы Ахметов бросил огромные ресурсы на раскрутку информационного канала «Украина 24», и этот канал успел побыть самым популярным в нише новостных каналов, которых в Украине более двух десятков. И забрать себе значительную часть аудитории пророссийских каналов Медведчука и «Наш», которые закрыли через санкции. Также «Украина 24» была самым популярным украинским телеканалом на YouTube (сейчас YouTube-канал перестал обновляться). 

Региональные каналы Ахметова в Днепре и Запорожье, которые были важными в местных медийных экосистемах, тоже закрывают. Но там есть другие игроки, они это как-то компенсируют. 

ОТТ-платформа Oll.tv, которая продолжает работать, хоть и отказалась от лицензии, довольно заметна на рынке, но здесь нет никаких измерений, поэтому неизвестно, какова её доля. Онлайн-издания и печатные издания, которые у Ахметова ещё оставались, явно не доминировали на рынке. «Сегодня» – главное онлайн-издание его группы – было популярным, но не в десятке. 

Ещё одна штука, по которой в Украине будут плакать, – футбольные каналы. 

Ахметов сначала фактически монополизировал спортивное вещание, а теперь похоронил. В украинском линейном телевидении спорту теперь особо нет места, люди перемещаются в онлайн, чтоб смотреть соревнования. 

Но для рынка, который рассыпается, все эти потери незаметны. Рекламного рынка в Украине практически нет, он очень медленно оживает, и на нём уже нет явных лидеров. Думаю, от перехода небольшого кусочка рекламного пирога к другим игрокам никто особо не наестся. 

«Украина» делала часть эфира общего марафона «Единые новости» и русскоязычного марафона иновещания «FreeДом» – соответственно, одну шестую и четверть. Сейчас эти блоки перейдут к другим вещателям, к кому – пока неизвестно. Вероятно, это будет близкий к президенту канал «1+1» или государственный канал «Рада».

В любом случае это потеря для инфопространства военного времени, поскольку холдинг Ахметова обеспечивал хоть частичный плюрализм. 

Сейчас телевизионную часть информационного пространства полностью контролирует государство, которое поручило производить контент частным медиагруппам и общественному телевидению под надзором Министерства культуры и информационной политики. Если война продлится ещё много месяцев или годы, в конце концов ресурс этих компаний исчерпается, а в бюджете нет денег на производство марафона, поэтому это придётся каким-то образом трансформировать.


Ринат Ахметов. Источник фото: Википедия

Однако в любом случае до окончания военного положения информационное пространство останется под контролем (государства), и есть основания предполагать, что и после окончания горячей фазы войны власть попробует сохранить этот контроль под предлогом соображений национальной безопасности. Собственники медиа это понимают, поэтому, вероятно, будут понемногу отказываться от своих активов.

Работу потеряют все сотрудники медиакомпаний Ахметова, насколько известно. Это около четырёх тысяч человек. Им выплатят трёхмесячный оклад: в компании это преподносят как очень цивилизованный шаг.

Однако работы для такого количества телевизионщиков в Украине нет, поэтому, скорее всего, этим людям придётся или уезжать, или менять профессию. Множество каналов впали в анабиоз, затягивают пояса или готовятся закрыться. 

Украинский рынок был перенасыщенным, на нём было намного больше медиа, чем он на самом деле мог прокормить, и большинство из них, как и медиа Ахметова, выживали преимущественно за счёт дотаций собственников. Прошлые кризисы эти медиа пережили, потому что у их собственников было много денег и они нуждались в медиа как в инструментах влияния на политику и рынок. Сейчас это всё трещит по швам, потому что рынка нет, политики нет, влияние трансформируется, былые олигархи беднеют, в общем, скорее всего, когда война кончится, мы будем отстраивать медиарынок по-новому.

Пресс-клуб

При перепечатке обязательна активная ссылка на страницу-оригинал публикации

Иллюстрация на главной: mediasat.info


Популярное на сайте:

Максим Кац: «Россия не сможет развиваться, пока не начнёт платить компенсации Украине»

«Расследаванні ў Беларусі рабіць цяжэй, але глебы для іх нашмат больш, чым дзе-небудзь»

«Трупы – не самое страшное». Чему война в Украине научила Дениса Дудинского?

Партнёры прэс-клуба